Радик Нурлыгаянов - автор спектакля в театре «Нур»

Печать
Рейтинг пользователей: / 8
ХудшийЛучший 

Душа человека — глубокое озеро.

Премьера в театре — событие всегда волнующее. В этом сезоне интрига усилилась тем, что автором премьерного спектакля Уфимского государственного татарского театра «Нур» «Озеро моей души» стал травматолог-ортопед больницы № 21, кандидат медицинских наук Радик Нурлыгаянов, спасший и поставивший на ноги не одного человека, известный не только у нас в республике, но и за ее пределами. Полностью разделяющий точку зрения великого врача древности, Радик Зуфарович причисляет свою профессию не иначе как к области художественной медицины. Ведь ортопед подобно Пигмалиону должен буквально восстановить внешность и подвижность больного, его духовные силы и социальный статус. Конечно, нередко талантливые актеры «вытягивают» откровенно слабый драматургический материал, но «Озеро» оказалось не тем случаем. Не злоупотребляя медицинскими терминами, Радик Зуфарович погружает зрителей в атмосферу больницы. В жизнь людей, подчиненных особому распорядку, оставшихся практически один на один с доктором и своей бедой. Бесспорная удача и заслуга режиссера Абылхаера Сафиуллина, коллектива театра в лаконичном, сведенном к внешнему минимализму решению постановки пьесы, не отвлекающему на внешний, кажущийся таким благополучным мир. Не кроется ли причина наших недугов в том, что делает жизнь полной потерь и разочарований, а именно, в непонимании друг друга, в эгоизме, в стремлении к заветной цели любой ценой — ценой одиночества, жестокости, нелюбви?

«Душа каждого человека — глубокое озеро, то спокойное, то взволнованное, а что там, на дне, — того нам знать не дано, — считает Радик Зуфарович.

Мудрые люди, думается, вывели в свое время идеальную формулу извилистой линии, по которой блуждает по земле человек: «Посейте поступок — и вы пожнете привычку, посейте привычку — и вы пожнете характер, посейте характер — и вы пожнете судьбу». Вроде бы мелкий незначительный факт на всю жизнь запомнился мальчику из деревни Дюмеево Илишевского района. Как всем пацанам, выросшим в основном под крылом у сельских бабушек, Радику приходилось брать на себя посильную долю в деревенском труде. Каждый день он встречал и провожал пушистое стадо маленьких утят. Нетерпеливый, как все мальчишки, подгонял переваливающиеся легкие комочки к воротам. И придавил одного — нечаянно, конечно. Но много ли надо утенку, умещающемуся в ладошке: лапка была сломана. Откуда что взялось в мальчишечьей голове: Радик взял карандаш, примотал к больной лапке. Через некоторое время утенок бодро заковылял за родней под строгим присмотром маленького «доктора». «Будешь врачом», — безошибочно определила бабушка.

— А еще мне с детства было жалко пожилых людей. Что такое старый человек — человек с целым букетом болезней, — вспоминает Радик Зуфарович. — Так и пошел в медицинский институт. Тогда нам даже перчатки в анатомичке запрещали надевать, чтобы мы ничем не брезговали, что ли. Теперь перчатки обязательны: подхватить можно что угодно, вплоть до СПИДа.

В то время в вузах заботились не только о нашем профессионализме — о воспитании тоже. Студенты были самыми молодыми и благодарными зрителями — нам бесплатно раздавали билеты в театр. Так в моей жизни соединилась обманчивая прелесть театрального действа и реальность нелегкой профессии. А потом открылся татарский театр «Нур». Какими мы все были молодыми — и актеры тоже, в том числе из родного мнеИлишевского района. Они-то и сделали из меня не просто театрала-любителя, а, можно сказать, члена коллектива. Брали с собой на гастроли. Один раз случай подсунул мне в коллеги телеоператора, и результатом нашего труда стало интервью с главным режиссером татарского театра имени Камала народным артистом СССР Марселем Салимджановым. Но мне хотелось еще и высказать все, что после спектакля на душе накипело: пожалуй, 30 рецензий в разных изданиях насчитать можно.

Наши недуги скрываются в прошлом.

Будущий же драматург Нурлыгаянов появился на свет, скажем, под жизнерадостный гомон сабантуя все в том же Илишевском районе, оказавшись в одной юрте с главным режиссером «Нура» Абылхаером Касимовичем. Радик Зуфарович не стал лукавить и критикнул репертуар театра. «Не жена, а дьявол», «Любовь на троих», «Продай мне мужа» — прямо перечень голливудских мелодрам, а о душе-то подумать где, как не в театре? «Вот и пишите, — обрадовался режиссер, — идею я дам, а писать вам». Это был первый «блин», который, несмотря на творческое неудовлетворение отдельными моментами самого автора, не оказался комом. Помог и «ликбез» в виде статей известного драматурга Наиля Гаитбаева, бывшего тогда редактором журнала «Тамаша».

И бабушка вспомнилась — любимая до слез Бибинур: в пьесе — Ак эби, столь достоверно сыгранная заслуженной артисткой РФ Савией Сираевой. А то, что судьба дала — способность к врачеванию, — тесно переплелось с сюжетом, составив основной стержень пьесы. «Вера, надежда, любовь — на этом и держится мир и все, что мы в нем делаем, — считает Радик Зуфарович. — А эти чувства во всех религиях одинаковы. Еще Гиппократ говорил: «Можно лечить тремя способами: слово, травы и уж потом скальпель хирурга». Нас поставили в такие условия, что от операционного стола не отойдешь. А уж слово — психотерапия, молитва — в последнюю очередь. Неправильно это. Думаю, каждый зритель увидит в пьесе свое: нашу больную медицину, больное общество, бьющуюся мечту о небе в алмазах и робкую веру в трепетный костер близкой души, который отогреет наши озябшие чувства».

Если на «Озеро» народ по второму, третьему разу ходит, а артисты играют все лучше и слаженнее, то врачу Нурлыгаянову профессия второго шанса не дает: взялся — лечи. От стрессов рецептов несколько: один от бабушки остался, она молитвам научила, а городская жизнь тому, что хорошая музыка, талантливая картина, взволновавший спектакль душу подлатают и силы прибавят: жить дальше, лечить людей. И словом, и делом.

Джон Хантер, шотландский анатом и хирург, считал, что волшебство профессии врача в том, что пациенты впускают его в свою жизнь. Как проживает чужую жизнь актер, так же проникается болью пациента хороший врач. «К чему нельзя привыкнуть, так это к смерти: все время винишь себя, лезешь себе в душу — а вдруг бы что-то смог», — признается Радик Зуфарович.

Каким хрупким, незащищенным, несправедливо обиженным неизвестно кем кажешься себе, когда в твою жизнь приходит беда, которую не ждешь. И тогда последней соломинкой часто становится вера в чудо. Слабые ждут чуда извне, сильные решают сделать чудо своими руками. В 13-ю больницу, где работал врач Нурлыгаянов, привезли 30-летнего парня — практически бездыханного. «Безнадежен» — решили коллеги. Со смертью пациента не захотел согласиться только Радик Зуфарович. И тогда, скромно считает он, произошло чудо: безжизненное сердце после всех его усилий забилось. Думается, однако, что главную роль здесь все же сыграли профессионализм молодого врача и невероятно сильное желание, чтобы 30-летний парень жил. Через две недели потенциальный смертник выписался.

Хорошо, когда попадаются пациенты-оптимисты. Это, конечно, в основном дети, быстро забывающие как страшный сон боль, предчувствуя впереди только счастливое будущее. У взрослых надежды другого рода: на удивительное лекарство — панацею от всех бед, на умелые руки доктора.

Те три «кита», на которых строятся убеждения самого доктора — вера, надежда, любовь, — не дают покоя и творческой натуре драматурга Нурлыгаянова: а чем живет современная молодежь, только ли грезя большими деньгами или есть в их жизни место нежности и преданности. Вот телевидение немного обскакало: разразилось сериалом «Интерны», кстати, достаточно правдоподобным, по мнению Радика Зуфаровича. Но, думается, все впереди. У доктора Нурлыгаянова на все существует свой взгляд.

Вообще, Радик Зуфарович чем-то напоминает небезызвестного профессора Преображенского в молодости из булгаковского «Собачьего сердца»: «Успевает всюду тот, кто никуда не торопится». На его счету 8 изобретений и 70 научных работ. Профессор Валентин Никитин зорко присматривался к энергичному и неравнодушному к чужой беде доктору и небезосновательно решил, что кандидатская диссертация по остеопорозу вполне по плечу, точнее, по уму молодому врачу. И Радик Зуфарович оправдал его надежды. Сейчас продолжает основательно заниматься изучением остеопороза, проблемы, оказывается, педиатрической. Ведь от костной массы малыша зависит предрасположенность к этой болезни в зрелом возрасте. Капитально изучает статистику этого недуга и нехватку витамина D, влияющего на многие наши недомогания и остеопороз в том числе. Эта проблема есть и в деревнях — из-за нехватки врачей, однообразной пищи, отсутствия привычки есть морскую рыбу, и в городах, где дела обстоят намного лучше. Работает на трех работах. Участвует во многих научных форумах различных уровней. А в перерыве путешествует по своим вымышленным мирам, стараясь вернуть в наш суетный мир то, чем дышит сам: сострадание, покой измученным, отчаявшимся душам и хоть капельку желания ухватить за хвост радугу надежды на счастье.

"Республика Башкортостан" № 237

Елена ШАРОВА.
10.12.11